МЫ ДЕТИ ПОКА ЖИВЫ НАШИ РОДИТЕЛИ

Полуденное солнце заливало большую комнату ярким светом, как будто хотело сказать – не грустите, не надо, я продолжаю светить, а значит всё хорошо. В открытые настежь окна едва проникал лёгкий, летний ветерок.

Древний, но, на удивление крепкий старик, вот уже сутки сидел неподвижно,  крепко сжимая край  дубового гроба. В нём лежал его сын, тихо, недвижимо. Его лицо выражало безмятежное спокойствие, будто он на минутку заснул и видит хороший сон. Усопшему было тоже много лет, а точнее девяносто и, казалось бы, печалиться ни к чему, ведь редко кто проживает такую длинную жизнь. Но для старика он был сыном, его маленьким сыночком.

Рядом со старцем сидели седовласые два сына и дочь усопшего. Иногда заходили взрослые внуки, немного посидев, уходили заниматься необходимыми делами. Через окна долетал негромкий говор правнуков и шум бегающих во дворе малышей – праправнуков. В общем, вся семья пришла проводить в последний путь своего любимого, доброго дедушку. А отец этого самого дедушки безотрывно, почти не моргая, смотрел и смотрел на лицо сына, своего сыночка, своего шкодника, ради которого он и жил, ради которого билось его израненное жизнью сердце.

Постепенно, не торопясь, в его мыслях протекала их жизнь:

- Вот, молодая девушка, с развевающимися каштановыми волосами, торопиться ему на встречу, на их первое свидание. А он опоздал. Но она простила его оплошность и они до поздней ночи не могли расстаться.

- Их первый поцелуй.

- Скорая помощь привозит молодую пару среди ночи в дежурную больницу, и она в приёмном покое родильного отделения в необъяснимом испуге разворачивается и, вцепившись в его руку, пытается оттуда удрать, а он шепчет ей какие-то тёплые слова. И она, собравшись духом, решительно идёт на встречу неизвестному…

- И вот, это чудо взаимной любви, маленьким комочком сопит в детской кроватке.

- Его первые шаги.

- Его первое слово – папа.

- Заливистый детский смех, неутешные детские слёзы, болезни-больницы, первые успехи и первые огорчения, детский садик, школа, институт, армия.

- Его выбор своей спутницы жизни радует родителей. Внуки, и снова детский шум в доме. Взрослые разговоры с взрослым сыном. Правнуки. Дедовские посиделки с пожилым сыном, походы на рыбалку и монотонные разговоры о вечном, глядя на мерцающие огоньки вселенной.

Неожиданно, как то тихо и необъяснимо спокойно, ушла его любимая. И мир опустел, стала бессмысленна суета жизни. Но рядом был их сынок, на котором теперь сомкнулся весь смысл его бытия. Они, два старика, часто ходили к ней, рассказывали ей новости, делились житейскими радостями и горестями. Старались не шуметь, ведь она всегда любила тишину. Так продолжалось до самого последнего дня, когда их сыночек однажды утром не открыл глаза...

- Дедушка, пора – старший внук повернулся к нему.

Старик всё также, не отрывая взгляда, смотрел на лицо сына, руки всё также крепко сжимали последнею колыбель его малыша. Но самое невероятное было то, что в его застывших и уже ничего не видящих глазах, светилась любовь. Эта любовь, преодолевая холодную пелену смерти, пронзительно пробивалась сквозь неё. Любовь родителя к своему ребёнку.

Их похоронили рядом с той, которая была обоим бесконечно дорога и любима. И как то случайно получилось так, что их малыш оказался посредине, между папой и мамой. Как тогда, много, много лет назад. Они снова, и теперь навсегда были вместе: папа, мама и посредине их маленький сыночек.